Год театра
Премьера

Мария. Кухни
Театр русской комедии



Пресса


Красная строка



В Саратовском академическом театре драмы завершился Четвертый Всероссийский фестиваль имени Олега Янковского.


Восемь дней театрального праздника подарили зрителям возможность увидеть лучшие российские спектакли с участием выдающихся выпускников саратовской театральной школы; в формате встреч, пресс-конференций, вечеров «для своих» пообщаться с известными режиссерами, актерами, критиками.


В дни фестиваля работала фотовыставка «Братья Янковские», посвященная Ростиславу Ивановичу, Николаю Ивановичу и Олегу Ивановичу Янковским. Зрителям были представлены фото Йозаса Будрайтиса со съемок фильмов «Щит и меч» и «Служили два товарища». В большом фойе Академдрамы демонстрировались видеокадры экскурсии по местам, связанным с жизнью и деятельностью Олега Янковского в Саратове. Материал снят в рамках проекта «Саратов – открытый город». В нем приняли участие молодые артисты театра. В антрактах можно было услышать аудиозаписи фрагментов спектаклей с участием актера – «Баловень судьбы» Ю. Мячина и «Тогда в Тегеране» В. Егорова и В. Тур. Желающим была предоставлена возможность приобрести книгу «Ах, как бы начало вернуть», посвященную саратовскому периоду жизни и творчества Олега Янковского. Очень точно определила назначение гения Янковского кинокритик, искусствовед Зара Абдуллаева: «Олег Янковский первым в российском кинематографе провозгласил сложность простого человека». К размышлениям об истоках и характере большого таланта настраивали все вышеперечисленные события, обстановка и атмосфера в Музее театра.


Основную программу фестиваля открыла Мастерская Петра Фоменко. Главная героиня (у заслуженной артистки России Галины Тюниной, ученицы народной артистки СССР Валентины Ермаковой, даже молчание - красноречивый и яркий «инструмент» в создании неповторимого симпатичного мира грез) вместе со своими, такими же безумными подругами, живет в придуманной плоскости. Основная мысль спектакля, возобновленного после смерти Петра Наумовича его учеником Кириллом Пироговым, состоит в том, что уютно «обжитая» фантазия гораздо сильнее прагматичного мира реальности. Несмотря на трехчасовую продолжительность постановки, смотрится она на одном дыхании. История, рассказанная Жаном Жироду, подана фоменковцами легко и изящно.


Тем временем на Малой сцене Академдрамы успешный профессор американского университета (Евгений Редько) и его студентка Кэрол пытались создать свою собственную "Олеанну". Спектакль Российского академического молодежного театра за несколько часов до начала, в формате пресс-конференции представил режиссер Владимир Мирзоев. Пьеса написана Дэвидом Мэметом в 1992 году. Уже в самом ее названии кроется иносказание. В нем спрятаны имена норвежских переселенцев Оле и Анны, которые тщетно пытались создать в каменистой Пенсильвании дом-мечту. По словам Владимира Владимировича, произведение Мэмета (по которому сам автор снял кино) представляет собой историю о расколе в обществе, о столкновении двух взаимоотторгающих миров. С первых минут действия ты попадаешь под обаяние профессора Джона (энергия самодостаточного, успешного человека бьет ключом). Кажется, Мэмет писал эту роль непосредственно под Евгения Редько. Кстати, именно Евгений Николаевич, некогда являясь учеником народной артистки России Риммы Ивановны Беляковой, стал «виновником» включения данного названия в программу фестиваля. Со своей ученицей Джон одновременно элегантен и циничен, дружелюбен и нетерпим к возражениям, мягок и безапелляционен. Многоликость и нервная психофизика Редько рисует зрителю счастливого человека, у которого не за горами покупка большого дома и новая должность. Но у Кэрол своя «олеанна». Девочка из бедной семьи тоже хочет в «средний класс». Мария Рыщенкова в противоположность Евгению Редько кажется предельно собранной, словно на десять «стоических» внутренних замков запершей свои эмоции. Только иногда, нет-нет – и закипят слезы бессилия в глазах просящей о зачете студентки. Во время первого акта автор этих строк тоже ловила себя на бессилии воспринять тонкости речей «профессора»-Редько. Талант Владимира Мирзоева состоит в том, что это «бессилие» производит дразнящий эффект, и зритель с нетерпением ждет второго действия. Не боясь эпитетов, смело скажем, он роскошно. Демонстрируя преображение самовлюбленного учителя в растерянного, ссутулившегося от безвыходности положения человека, которого шантажирует ученица, Евгений Николаевич ежесекундно «жонглирует» бесчисленным эмоциями. Но что удивительно! Мария Рыщенкова для своей Кэрол выбирает, казалось бы, одну краску: унизившему ее ранее профессору она рассказывает его безрадостное будущее бесстрастным тоном судьи, выносящего обвинительный приговор. И создает мощный образ, профессионально равноценный тому, в котором мы увидели ее старшего коллегу. Противостояние двух поколений к финалу достигает такой «точки кипения», что кульминацию — расправу профессора над Кэрол Мирзоев выносит «за скобки». Мы слышим звуки драки, крики, минутой позже актеры возникают перед публикой, и гримеры на наших глазах наносят им «кровоподтеки» и «ссадины». «Вот так» - разводят руками артисты. Приглашая к размышлению об ужасе, которым может обернуться образовательный институт, замешанный на унизительной оценочной системе; и нежелание услышать, рождающее в человеке гнетущее ощущение одиночества и непонимания.


Два следующих вечера в рамках фестиваля имени Олега Янковского прошли под знаком Московского театра Олега Табакова. 13 октября Саратов посетил художественный руководитель Табакерки Владимир Машков. Владимир Львович возложил венки к памятникам Олега Табакова и Олега Янковского. После этого много и охотно общался с коллегами, зрителями, журналистами. «В чем секрет вашего края, который родит таких уникальных, больших актеров-личностей? Ответ на этот вопрос, живя здесь, наверно, знают только саратовцы. Для меня это загадка», - приветствовал собравшихся на встречу с ним Владимир Машков. Он рассказал,чем живет театр после ухода Олега Павловича и подчеркнул: «Все действия учеников Табакова направлены на то, чтобы быть зеркалом своего учителя».


Что касается постановки «Безымянная звезда», то в мире провинциального захолустья, выстроенного Александром Мариным, никто не мечтает, как никто и не пытается отсюда вырваться. Все сценическое пространство представляет собой комнату, сооруженную из некрашеного дерева. Она служит и помещением вокзала, и жилищем романтика Мирроу. Стены мерцают мягким светом, словно та самая безымянная звезда, открытая учителем, заглянула в маленький городок, чтобы познакомиться с его жителями. Обыватели же в нем отнюдь не «мерцают». Марин (режиссер, не персонаж) не углубляется в прорисовку психологических обоснований поведения героев. Но в создании каждого образа щедр на яркие краски. Крайняя инфантильность и погруженность в себя учителя Мирроу (Максим Иванов) не оставляют места одержимости. Уморительно бесхитростен начальник вокзала Испас. Превосходный комик Сергей Беляев рассказывает нам историю человека, бесконечного довольного своей должностью. «Где еще тебе представится возможность встретиться с той, у которой « и руки голые, и плечи голые?», - читается в его масляном взгляде. Вышагивает, словно марширует, по сцене мадемуазель Куку. Ее намерения в отношении Испаса определенны и не оставляют простора для воображения. Только в финальной сцене-диалоге с Моной она вберет голову в плечи, и столько одиночества и сожаления по поводу бездарно прожитой жизни слышится в ее всхлипах (браво, Алена Лаптева!) Словно в истерике бьется в желании самореализации учитель музыки Удря (Игорь Петров). Суетливо «укорачивает» юбку юная Земфиреску (Наталья Попова). Все обитатели провинциального городка живут и общаются так, что даже не читая пьесы Себастиана, догадаешься: Мона, конечно же, отсюда уедет. По сути, только эту роскошную, уверенную в себе женщину, взбалмошную кокетку (какое эстетическое удовольствие доставляют красота и спокойное достоинство таланта Ани Чиповской), волею судьбы очутившуюся на вокзале Испаса, и обожжет догадка, что можно жить и по-другому. Все расставит по своим местам Григ. «Галковец» Вячеслав Чепурченко в этой роли – олицетворение основательного здравомыслия, даром что Григ картежник и мот. Как много их, людей, считающих романтику глупостью и юродством. Очень узнаваемый образ. Спектакль завершается под грохот падающих с «небес» звездочек разного калибра. В них превратятся рассыпавшиеся бусы Моны. Настоящий камнепад образуется, под завалами которого окажется мечта.


По нашему мнению, задача «Безымянной звезды» подчинена принципу «действие равно противодействию». Происходящее на сцене - «действие», рождает в зрителе мысль «Как важно присутствие мечты в жизни человека». Эта мысль-посыл и есть «противодействие».


Воскресным вечером, 14 октября, на Большой сцене театра имени И.А.Слонова состоялся спектакль "Мёртвые души" Школы драматического искусства. Версия поэмы Н.В.Гоголя по версии ШДИ оказалась самой резонансной постановкой программы фестиваля. Ученик Юрия Петровича Киселева Игорь Яцко придал «Мертвым душам» форму, бьющую по всем органам восприятия. Эффектно поданы центральные персонажи. Общение персонажей второстепенных превращается в настоящую буффонаду. Эксцентрична речевая подача. Из всего этого следует, что ответ на вопрос «Русь, куда ж несешься ты?» для режиссера Яцко (Игорь Владимирович) очевиден: «В тартарары, преисподнюю». Бричка с Чичиковым «на борту» крутится, изображая движение, и к финалу спектакля скорость вращения только нарастает. Чичикова-черта (главную роль замечательно играет Игорь Яцко) буквально затягивает в круговорот-шабаш, который устраивают черти-помещики. Если сексуально озабоченной Коробочке (Ольга Баландина) он дает достойный «отпор», то обескураженный симпатичной наглостью Ноздрева (Олег Охотниченко), напуганный взглядом-рентгеном Собакевича (Игорь Лесов), цепенеет от растерянности. Фоном бушующему на сцене адскому карнавалу – проплывающие на заднике сцены картины русской природы. И все тут: смех до слез и одновременно больно, прямо в сердце бьющая актуальность.


Оригинально решен образ Руси-тройки тире жены Собакевича. В ней, самозабвенно, в стиле «дорвалась», исполняющей «Дорогой длинною», воплощено все, что писали о родине Гоголь, Некрасов и иже с ними. Русь и забитая, и основательная, и отчаянная, и радушная... По нашему скромному мнению, это музыкальное послание могло бы стать полноценным финалом спектакля. Спасибо, ШДИ!


Следующим вечером яркую, тонко балансирующую на грани провокации и скандала, «Чайку. Эскиз» по пьесе Антона Чехова представил Российский драматический театр имени Федора Волкова из Ярославля. Евгений Марчелли рассказал нам историю о катастрофической уязвимости людей, плохо представляющих, что им в сущности нужно от жизни. В "Чайке" Марчелли все не живут, они репетируют жизнь, рисуют ее набросок, тот самый "эскиз". Поэтому когда в их жизни появляется хищница Нина (Евгений Марчелли видит юную девушку, мечтающую о театральных подмостках именно такой), ты понимаешь, что она никого из своего богемного окружения она не оставит в живых. Они для начинающей актрисы будто и не люди вовсе. И то правда. Все обитатели поместья играют в жизнь и отношения. Особенно это ощущается в первом действии, исполненном высокими пародийными нотами. Оно и происходит перед пожарным занавесом, представляя этакую концертную версию чеховской комедии. Занавес поднимется только для исполнения Ниной (Алена Тертова) пьесы Константина (Даниил Баранов). И то от мрачного зева сцены зрителя максимально отвлечет огромный бассейн "колдовского озера". Заречная нырнет в него отчаянно, ей не составит труда на достаточно длительное время задерживать в нем дыхание, ее ничуть не смутят снисходительные реплики "зрителей" во главе с примой Аркадиной (исполнительница этой роли Анастасия Светлова – ученица народной артистки СССР Валентины Ермаковой). Они, бедные, зря не видят того самого оскала сцены. Во всей своей беспощадной черноте сцена-зев словно изрыгнет Заречную, которая карающей валькирией повиснет над несчастными жертвами.


16 и 17 октября в рамках фестиваля был устроен вечер «Для своих». Такой формат - замечательная придумка организаторов Всероссийского фестиваля имени Олега Янковского. В первый вечер на Малой сцене выступила выпускница театрального факультета СГК, ученица Антона Кузнецова Татьяна Пыхонина. Музыку называют душой вселенной. Существование актрисы в программе «Песни городских окраин» в кругу друзей, знакомых, коллег стало подтверждением этого афоризма. В том же формате состоялась творческая встреча с нашим земляком Василием Уриевским, режиссером Денисом Бакурадзе и артистами Новокуйбышевского театра-студии "Грань". Этот импровизированный концерт можно смело озаглавить "Лёгкие люди". Именно "лёгкие люди" могут развеселить, тепло погрустить и оставить после общения с собою тёплое ощущение прекрасности жизни. Оно передало своеобразную атмосферу-эстафету следующему вечеру, когда саратовцы увидели спектакль «Старший сын» театра «Грань». Неудивительно, ведь Василий Уриевский исполняет роль Бусыгина в варианте постановки вампиловской пьесы Денисом Бокурадзе для Московского театра на Таганке. Василий является автором песен, специально написанных для «Старшего сына».


Спектакль Новокуйбышевского театра звучит тихой одой уюту и душевному комфорту. Здесь достаточно продолжительное вступление, во время которого на цыпочках, кажется, чуть касаясь пола, чтобы не спугнуть ненароком теплого мира и покоя, из одной кулисы в другую передвигаются герои. Мягкий свет, проливающийся на квартиру Сарафановых, радушно приглашает в гости к этому семейству. У Сарафановых все соткано из добра и какого-то основательного гостеприимства. Пол устелен вязаными половичками цвета соломы. Обитатели квартиры носят шерстяные носки, шарфы. Здесь даже деревянные чемоданы, вестники скорых разлук, сложены в чудный комод. Под стать обстановке – люди. Гармонично стареющий Сарафанов (Даниил Богомолов); очаровательная, улыбчивая, живущая заботой о близких Нина (Юлия Бокурадзе); симпатичный, отзывчивый на перемены настроений окружающих Васенька (Кирилл Стерликов). С первых мгновений после появления в их доме обаятельного студента Владимира Бусыгина понимаешь: все эти симпатичные люди обречены на счастье. Ведь они настроены на одну волну, которая теплом накрывает зрительный зал: «давайте негромко, давайте вполголоса» наслаждаться тем, что все мы друг у друга есть. Пьесу Александра Вампилова Денис Бокурадзе превратил в светлую бытовую мелодраму о любви и взаимопонимании.


Самарский драматический театр имени А.М.Горького показал на фестивале спектакль «Касатка». Постановка по пьесе Алексея Толстого стала последней работой режиссера Вячеслава Гвоздкова, выпускника Саратовского театрального училища 1968 года. В январе 2018-го художественный руководитель театр имени Горького ушел из жизни, и показ «Касатки» в нашем городе актеры Самарской драмы назвали посвящением Вячеславу Алексеевичу. Сценическое пространство оформлено локонично. Сельская идиллия пестрит гирляндами спелых яблок, под стать нешаблонным, вкусным репликам героев. Сами персонажи этого качественного водевиля выплывают из-за черного занавеса. На фоне природы они со своими мечтами, надеждами и страстями словно те же яблоки, только на блюде. Вернее, на длинном столе из некрашеных досок. Занимающий практически все пространство от одной кулисы до другой, он как бы перечеркивает прошлое обитателей поместья, заставляя принять правильное решение для будущего. И когда покинут влюбленные зону комфорта, протянув руки навстречу счастью, яблочная лавина обрушится со стола к их ногам. Легкий светлый спектакль.


«Привозная» часть фестивальной программы завершилась на высокой ноте, причем во всех смыслах. С «Современным концертом» перед саратовцами выступил «Июльансамбль» (музыкальный руководитель Татьяна Пыхонина). Молодой частный театр вырос из Мастерской художественного руководителя Центра имени Мейерхольда Виктора Рыжакова в Школе-студии МХАТ (9-я студия МХТ). Получив дипломы в июле 2016 года (отсюда и название коллектива), юные универсальные артисты решили не расставаться. На сегодняшний день в репертуаре «Июльансамбля» восемь спектаклей, с которыми ребята объездили всю Россию: от Калининграда до Анадыря. В Саратов они привезли свою первую работу. В «Современном концерте» актеры «говорят» мировыми шлягерами. Начиная с десятых годов прошлого века, они исполняют самые известные песни каждого дальнейшего десятилетия по сегодняшнее, пытаясь нащупать пульс времени. И справляются с задачей с большим успехом. Песни "Битлз", "Квин", попурри из Элвиса Пресли... Кульминация вечера — хит "Отель Калифорния", который зрители исполнили с актерами на одном дыхании... Любимые песни из репертуара АукцЫона» и «Кино»... Музыка в талантливой, дерзкой интерпретации «Июльансамбля» была преподнесена ярким образным историческим документом. Саратовцы увидели светлый драматический спектакль, посыл которого: «Молодость хочет петь и любить».


Завершился форум недавней премьерой Саратовского академического театра драмы — спектаклем «ДоХХХод». Постановка Данила Чащина по пьесе Александра Островского «Доходное место» стала примером того, как на основе разобранного на цитаты классического текста можно создать новое по форме, большое, подробное и, что самое главное, убедительное и ошеломляющее высказывание. Гуманизм постановки заключается в беспощадном препарировании современного общества, пороки которого со временем не исчезают и не меняются, а только усугубляются, предсказывая близкую катастрофу.


Четвертый Всероссийский фестиваль имени Олега Янковского закончился. По словам его организаторов, формирование программы каждого следующего форума начинается уже во время предыдущего. А это значит, что мы вправе жить в ожидании нового большого театрального праздника. Спасибо, любимая Академдрама!


Автор Елена Маркелова

24 октября 2018

Газета «ИЗВЕСТИЯ САРАТОВ»



Возврат к списку

 

© 2011-2019, Саратовский государственный академический театр драмы им. И. А. Слонова

 

‹x^